Александр Владимиров. Апостолы.


203
Последователи Иисуса Христа и христианство

5. Эллинистическое христианство

&epo;"Так странно видеть, что переворот, затронувший не одну часть света, вышел из всеми презираемой Иудеи..."&epc;

И.Г.Гердер 1

С учетом существования в Ветхом Завете «двойной начинки», о которой писал С.Я.Лурье, весьма неожиданной начинает выглядеть проповедь иудействующих христиан: Петра, Иоанна, Иакова и пр. Если поверить в миф о единодушии Петра и Павла, о том, что Петр ратовал за распространение христианства среди необрезанных язычников, то получится, что Петр был еще хуже фарисеев, ибо, осознавая невозможность неевреев войти в царствие Небесное, уготованное, по Библии, лишь «семени Авраамову», он тем не менее, как и Павел, обещал им христианское Спасение. Однако если следовать логике иудействующих христиан, то приглашение в христианство неевреев должно было быть такой же нелепостью и вынужденной политической мерой, как и завлечение неевреев в иудаизм: ни там, ни там неевреям делать было нечего. В «Деяниях» апостолы после Распятия, в ожидании скорого наступления Спасения, спрашивают явившегося Христа:

"не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю?" (Деян 1.6).

Это типичная психология иудействующих христиан, связывающих приход Мессии исключительно с Израилем.

Петр обращается к израильтянам, склоняя их к вере в Спасителя Израиля:

"Мужи Израильские! выслушайте слова сии... Твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса... Покайтесь... и получите дар Святаго Духа. Ибо вам (иудеям) принадлежит обетование и детям вашим..." (Деян 2.22-39).

Подобные превознесения ветхозаветных символов в новозаветных текстах (подвергшихся, вероятно, соответствующей редакции) очень рано заставили апологетов церкви задуматься над, казалось бы, простым вопросом: кого называть «Израилем»? Раннехристианский апологет Иустин в сочинении «Диалог с Трифоном иудеем» приводит диалог христианина с иудеем, который спрашивает:


[1] Гердер И.Г. Идеи к философии истории человечества. М., 1977. С.479.


204
Последователи Иисуса Христа и христианство

"Неужели вы (т.е. христиане) – Израиль, и Бог говорит это о вас?"

Иустин отвечает, обосновывая тезис, что не иудеи, а христиане – Израиль:

"...И мы, соблюдающие заповеди Христовы от родившего нас для Бога Христа, называемся не только Иаковом, Израилем, Иудою, Иосифом и Давидом, но и истинными сынами Божиими".

В ответ на притязания церкви, присвоившей себе «Ветхий Завет», называть христиан «Израилем» раввины стали утверждать, что «избранному народу» помимо письменной Торы была дана еще и устная, «ибо в чем разница была бы между иудеями и язычниками»:

"Сказал рабби Йегуда бар Шалом:

Моисей просил, чтобы Мишна была написана. Но Святой, Благословен Он (Йахве. – А.В.), предвидел, что народы будут переводить Тору, читать её по гречески и говорить: «Мы Израиль», «Мы – сыны Господа».

Теперь чаши весов уравновешены. Святой, Благословен Он, скажет всем народам...: «Я знаю только того, кто обладает Моими таинствами (т.е. не только письменным Законом. – А.В.), он – мой сын». Они сказали Ему: «А что такое Твои таинства?» Отвечал Он им: «Это Мишна 1»" (Песикта Раббати, 5) 2.

В другом месте «Диалога с Трифоном» иудей спрашивает христианина:

"Истинно ли вы признаете, что это место Иерусалима будет возобновлено (т.е. что город восстанет из руин и вновь будет принадлежать евреям. – А.В.), и надеетесь ли, что народ ваш (христиан. – А.В.) соберется и будет блаженствовать со Христом вместе с [иудейскими] патриархами, пророками и уверовавшими из нашего рода (из евреев. – А.В.), равно как и с теми, которые сделались нашими прозелитами прежде пришествия Христа?"

На что Иустин отвечает:


[1] Мишна – кодифицированный Устный закон, опубликованный в Палестине, как считается, около 200 г. н.э. Именно толкование Мишны составляет основное содержание Талмуда, составленного несколько веков спустя (см.: Аттиас Ж.-К., Бенбасса Э. Еврейская цивилизация. Энциклопедический словарь. М., 2000, с.119-120; 174-175).
[2] Цит. по: Гиршман М. Еврейская и христианская интерпретация Библии в поздней античности / Пер. с англ. М.-Иерусалим, 2002/5762. С.25.


205
Последователи Иисуса Христа и христианство

"Я и многие другие признают это, как и вы совершенно уверены, что это будет. Впрочем, есть многие из христиан с чистым и благочестивым настроением, которые не признают этого... А я и другие здравомыслящие во всем христиане знаем, что будет... тысячелетие [блаженного царствия] в Иерусалиме, который устроится, украсится и возвеличится, как объявляют то Иезекииль, Исайя и другие пророки".

Согласно Иустину, христиане не сомневаются в грядущей славе Иерусалима, но спорят лишь о наступлении тысячелетнего блаженного мироустройства до Второго Пришествия Христа. Судя по всему, вера в тысячелетнее царство Израиля присуща была прежде всего иудеохристианам 1, то есть евреям, признавшим Христа-Мессию. Но даже и это мало объясняет, как могли в догматической церкви в целом, где основную массу составляли неевреи, признать богодухновенными некоторые по сути расистские заявления Второ-Исайи 2 (курсивом наш перевод. – А.В.):

"Так говорит Адонай Йахве: вот, Я подниму руку Мою к нееврейским народам ( – goim), и выставлю знамя Мое племенам, и принесут (эти народы. – А.В.) сыновей твоих (Израиля) на руках и дочерей твоих на плечах. И будут цари питателями твоими, и царицы их кормилицами твоими; лицом до земли будут кланяться тебе и лизать прах ног твоих, и узнаешь, что Я Йахве... Я буду состязаться с противниками твоими и сыновей твоих Я спасу; и притеснителей твоих накормлю собственною их плотью, и они будут упоены кровью своею, как молодым вином; и всякая плоть узнает, что Я Йахве, Спаситель твой (Израиля) и Искупитель твой, Сильный Иаковлев...

Послушайте Меня, народ Мой, и племя Мое... Ибо нееврейские народы ( – goim) и царства, которые не захотят служить тебе (Израилю), – погибнут, и такие народы ( – goim) совершенно истребятся... И придут к тебе с покорностью сыновья угнетавших тебя, и падут к стопам ног твоих, презиравшие тебя, и назовут тебя городом Йахве, Сионом Святого Израилева. Вместо того, что ты был оставлен и ненавидим [в прежние времена], так что никто не проходил чрез тебя, Я соделаю тебя величием навеки, радостью в роды родов. Ты будешь насыщаться молоком народов ( – goim), и груди царские сосать будешь, и узнаешь, что Я Йахве – Спаситель твой и Искупитель твой, Силь-


[1] Обратим внимание на то, что Иустин родился в Сихеме (Шхеме), в Палестине.
[2] О необходимости различать пророка Исайю от Второ-Исайи см.: Владимиров А. Кумран и Христос. М., 2002. С.618-619.


206
Последователи Иисуса Христа и христианство

ный Иаковлев... И народ твой (Израиля) весь будет праведный, на веки наследует землю, – отрасль насаждения Моего, дело рук Моих, к прославлению Моему... И придут иноземцы и будут пасти стада ваши; и сыновья чужестранцев будут вашими земледельцами и вашими виноградарями. А вы будете священниками Йахве, служителями Элохим'а нашего будут именовать вас; будете пользоваться достоянием нееврейских народов ( – goim) и славиться славою их... И назовут их (иудеев) народом святым, искупленным от Йахве..." (Ис. 49:22-62:12).

В библейской Книге Левит запрещается обращать евреев в рабство, но говорится о вечном рабстве иных народов:

"Когда обеднеет у тебя брат твой и продан будет тебе, то не налагай на него работы рабской... потому что они (иудеи) – Мои рабы, которых Я (Йахве) вывел из земли Египетской: не должно продавать их, как продают рабов... А чтобы раб твой и рабыня твоя были у тебя, то покупайте себе раба и рабыню у нееврейских народов ( – goim), которые вокруг вас... Можете передавать их (нееврев) в наследство и сынам вашим по себе, как имение; вечно владейте ими, как рабами. А над братьями вашими, сынами Израилевыми, друг над другом, не господствуйте с жестокостью" (Лев. 25:39-46).

В Книге пророка Даниила обещается, что иудеи будут вечно царствовать в поднебесной (как легаты Йахве):

"Царство же и власть и величие царственное во всей поднебесной дано будет народу святых Всевышнего, Которого царство – царство вечное, и все властители будут служить и повиноваться Ему" (Дан. 7:27).

В «Деяниях апостолов» показывается изумление иерусалимских «обрезанных», когда Святой дух сошел на нееврев:

"Когда Петр еще продолжал эту речь, Дух Святый сошел на всех, слушавших слово. И верующие из обрезанных, пришедшие с Петром, изумились, что дар Святаго Духа излился и на язычников" (Деян 10.44).

Изумление христиан-евреев понятно, ибо только евреям, согласно Библии, заповеданы царствие и блаженство на этой земле. У Второ-Исайи читаем:

"Я Йахве, Элохим твой, Святый Израилев, Спаситель твой; я в выкуп за тебя отдал Египет, Ефиопию и Савею за тебя.

Так как ты (Израиль) дорог в очах Моих, многоценен, и Я возлюбил тебя, то отдам людей (неевреев. – А.В.) за тебя, и народы за нефеш (душу) твою...



207
Последователи Иисуса Христа и христианство

Северу скажу: «отдай»; и югу: «не удерживай»... каждого кто называется Моим именем (иудеем
1. – А.В.), кого Я сотворил для славы Моей, образовал и устроил...

Прежде Меня не было Эл'а (Бога) и после Меня не будет.

Я, Я Йахве, и нет Спасителя кроме Меня.

Я предрек и спас, и возвестил; а иного нет у вас, и вы – свидетели Мои...

От начала дней Я Тот же, и никто не спасет от руки Моей; Я сделаю, и кто отменит это?

Так говорит Йахве, Искупитель ваш, Святый Израилев: ради вас Я послал в Вавилон и сокрушил все запоры и Халдеев, величавшихся кораблями.

Я Йахве, Святый ваш, Творец Израиля, Царь ваш...

Этот народ Я образовал для Себя; он будет возвещать славу Мою...

Я, Я Сам изглаживаю преступления твои (Израиль) ради Себя Самого и грехов твоих не помяну" (Ис. 43:3-25).

Ортодоксы церкви испытывали значительные затруднения при трактовке подобных отрывков Писания. Поистине, библейскую «богоизбранность» иудеев сложно было примирить с новозаветным провозвестием о человеческом братстве или даже с фактами истории (рассеянием еврейского народа). Например, в современном комментарии на пророчества Исайи в «Новой Женевской учебной Библии», следуя заведенной в церкви традиции, по-прежнему превозносится особая избранническая роль иудеев, равно как Иерусалима, Сиона и пр. христианский комментатор пишет:

"Они (евреи. – А.В.) были сыновьями Бога по избранию, завету и обетованию 2" 3;

"Господь не знает изменения, поэтому и обетования Его остаются неизменными, как неизменно богоизбрание [иудеев]" 4;

"...(Бог) устроит для Себя святое жилище среди Своего народа на земле [Израиля] 5" 6;


[1] Слово иудеи («йахуд») включает корень 'йа', означающий во многих еврейских именах сокращенное имя Йахве (см. комментарий к именам на букву «и»: Новый Библейский словарь/ Пер. с англ. В двух частях. Ч.1. СПб., 1999).
[2] Ис. 45:11; 49:7; 64:8; Втор. 32:6; Мал. 2:10.
[3] Новая Женевская учебная Библия. Синодальный перевод. Hanssler-Verlag, 1998. С.909.
[4] Там же. С.963.
[5] Ис. 11:9; 27:13; 65:25; 66:20.
[6] Новая Женевская учебная Библия. Там же. С.913.


208
Последователи Иисуса Христа и христианство

"Престол Господа в Его земном храме (в Иерусалиме. – А.В.) неотделим от Его престола в храме небесном"
1;

"...Господь заключил с Давидом (завет), пообещав даровать ему вечное потомство, престол и царство 2. Попытки свергнуть этот род и заменить его другим... не могут увенчаться успехом, поскольку обещания Господа неизменно верны" 3;

"В пророчестве (Исайи) речь идет о возвращении остатка народа Божиего (евреев. – А.В.) практически со всех концов земли" 4;

"Гора Сион... является одновременно престолом Божиим 5 и местом Его благословенного пребывания 6" 7;

"...Для верного остатка Иудейского царства (для иудеев. – А.В.) венцом и диадемой будет Сам Господь" 8;

"(Непоколебимая скиния иудеев) – символ вечного пребывания Господа с Его народом" 9;

"Пророк (Исайя) имеет в виду, что столица Иудеи (Иерусалим) никогда никем не была завоевана, она «девственна» и обручена с Богом" 10;

"Несмотря на то, что народ Израиля восставал против Бога, он остается Его народом. Эти слова («народ Мой»), запечатлевшие неизменную Божию любовь к Израилю, много раз встречаются у Исайи" 11;

"В этих стихах (Ис. 41:8-16) Господь объясняет Израилю его особое положение среди других народов как Божиего слуги" 12;

"Господь издревле замыслил спасение Своего народа 13".

"Благословения Господа вознесут Иудею над цветущими землями Ливана и т.д." 14;

"Народы, взирая на расцвет Иудеи, увидят в нем действия Бога Израилева" 15;


[1] Новая Женевская учебная Библия. Синодальный перевод. Hanssler-Verlag, 1998. С.914.
[2] 2 Цар. 7:12-16.
[3] Новая Женевская учебная Библия. Там же. С.915.
[4] Там же. С.922.
[5] Ис. 14:13.
[6] Ис. 25:6-7.
[7] Новая Женевская учебная Библия. Там же. С.937.
[8] Там же. С.937.
[9] Там же. С.945.
[10] Там же. С.949.
[11] Там же. С.952.
[12] Там же. С.954.
[13] Ис. 40:21; 41:4, 26.
[14] Новая Женевская учебная Библия. Там же. С.946.
[15] Там же. С.946.


209
Последователи Иисуса Христа и христианство

"Народ Иакова и Израиля возвышается над другими народами как избранник Божий
1".

Но, кажется, в агадах, сочиненных мудрецами Израиля, можно обнаружить объяснение двойственности сочинения Исайи. Ведь в одной его части мы узнаем человеколюбие солнечной традиции, а в другой – ненависть лунной (йахвической). Агада рассказывает, что Исайя погиб при совершенно невероятных обстоятельствах: будучи распилен пилой на две половины. Речь, надо думать, идет о йахвистах, «дополнивших» Исайю, тем самым «распилив» его на две половины.

Чтобы объяснить, какое отношение христиане имеют ко всему обещанному в Библии исключительно иудейскому народу, отцы церкви вынуждены были либо полностью переиначить смысл буквального содержания Библии, либо даже отобрать у евреев их собственные наименования: Израиль, Сион, Иерусалим и прочие. Так, Сион иудеев оказался превращен в Сион христианских народов: соделает Господь трапезу для всех народов «на горе Сион, т.е. будущей Церкви Христовой...» 2. Потомки Авраама, называемые в Библии «Народ Мой» (Ис. 26:20) и Израиль, превращаются в лице лучшей части иудеев теперь всего лишь в «остаток Израиля» 3, ибо «Израилем» в целом теперь называются христиане или «Его Церковь» 4, или даже Иисус Христос: «остаток Израиля представляется здесь (Ис. 51:16) прообразом Иисуса Христа» 5. «Христос стал предельным воплощением того, к чему Израиль стремился на протяжении всей своей истории...» 6; «Божественное спасение и прославление Израиля знаменуют нерушимость духовного храма Христа и Его Церкви» 7. Короче говоря, церковная догма требовала и до сих пор требует чтить богоизбранность евреев, незаметно перераспределяя то, что в Ветхозаветном Писании было обещано исключительно евреям, – всем христианам. Подобное понимание Писания было навязано и апостолу Петру и пр. строгим поборникам ветхозаветной обрядности и ветхозаветных догматов. Однако среди некоторых христианских авторов были и те, которые вскрывали абсурдность иудаизации христианства, от-


[1] Ис. 45:4; 49:5; 54:12; Втор. 7:6-8; Исх. 19:5.
[2] Новая Женевская учебная Библия. Синодальный перевод. Hanssler-Verlag, 1998. С.935.
[3] Там же. С.936.
[4] Там же. С.966.
[5] Там же. С.968.
[6] Там же. С.954.
[7] Там же. С.978.


210
Последователи Иисуса Христа и христианство

мечали глубокую антагонистичность иудаистских устремлений «господства» и пр. новозаветному духу.

Ориген, комментируя «Деяния апостолов», писал, что

"Петр (уже после распятия Христа. – А.В.) был еще иудеем и жил по иудейским преданиям и поэтому презирал тех, которые стояли вне иудейства. И Павел в «Послании к Галатам» свидетельствует, что Петр из боязни перед иудеями, в то время, когда к нему (в Антиохию. – А.В.) пришел Иаков, перестал есть вместе с язычниками (неевреями. – А.В.) и отделился от них, опасаясь обрезанных (Гал 2.12). То же самое сделали и прочие иудеи и Варнава" (Против Цельса, II.I).

Правда, Петр был вполне последователен, ибо еще Второ-Исайя, например, пророчествовал: «Облекись в одежды величия твоего, Иерусалим, город святый! ибо уже не будет более входить в тебя необрезанный и нечистый» (Ис. 52:1). Поскольку необрезанным христианам это пророчество не оставляет надежды ни на Спасение, ни на царствование в Святом городе, то современные церковные комментаторы пояснили использование в пророчестве фразы «необрезанный и нечистый» следующим оригинальным способом: «Тем, кто запятнал себя грехом, нет места в граде Божием» 1.

В другом месте Ориген косвенно возражает тем христианам (среди которых мог подразумеваться и Ириней Лионский 2 ), которые по-иудейски верят в пресловутое тысячелетнее царство Израиля на земле: «Они хотят того, чтобы в будущей ожидаемой жизни


[1] Новая Женевская учебная Библия. Синодальный перевод. Hanssler-Verlag, 1998. С.969.
[2] Прот. Сергей Трубецкой, говоря о хилиазме – ожидании тысячелетнего царствования Господа перед «концом света», несмотря на апологетическо-богословский тон, тем не менее верно называл два антагонистичных представления, одно – иудеев и последователей Иринея Лионского, а другое – Оригена: «Уже в первые века христианства обозначилось два основных течения в понимании христианского хилиазма... Представителями (первого, т.е.) иудейского хилиазма в первохристианской письменности являются св. Иустин философ и св. Ириней, еп. Лионский... Защитниками спиритуалистического толкования [тысячелетнего царствования. – А.В.] являлись представители эллинистических философских влияний, сначала Ориген, а позднее блаж. Августин. Первый (Ориген), в соответствии общему своему спиритуализму и аллегорическому методу истолкования св. Писания, мог только с негодованием отнестись к идее земного чувственного царства... В этих двух толкованиях пророчества о хилиазме (тысячелетнем царствовании) обозначились два направления церковного сознания» (Булгаков С.Н. Два града. Исследование о природе общественных идеалов. СПб., 1997, с.237-239).


211
Последователи Иисуса Христа и христианство

всё было совершенно подобно жизни настоящей, т.е. чтобы снова было то, что есть. Так думают те, которые хотя и веруют во Христа, но понимают божественные Писания по-иудейски» (О началах).

Вполне очевидно, что с вышеописанными йахвистскими представлениями об «особости» Израиля и израильтян Петр не стал бы активно проповедовать среди неевреев. Но зато он вполне мог активно проповедовать среди прозелитов и квазипрозелитов, прежде всего против их выхода из иудаизма. Христианство для Петра было только высшей формой иудаизма, и выход из иудаизма расценивался равносильным отвержению христианства. Впрочем, до II в. н.э. такого слова, как «христианство», еще не было. Новозаветное благовествование таким, как Петр, представлялось не более чем проповедью сверхъестественного явления человека Иисуса вперемешку с апокалипсическими ожиданиями еврейского народа. Д.Д.Данн отмечает, что «многие (христиане иерусалимской общины, из которой происходил и Петр. – А.В.) присоединились к христианам, оставаясь при этом фарисеями (Деян 15.5; 21.20)» 1. «Тольдот Иешу» говорит, что Петр скончался, оставаясь почитаемым евреями раввином (фарисеем). Логично предположить, что Петр, как истый фарисей, в ответ на успешную миссионерскую деятельность Павла среди эллинов и квазипрозелитов должен был ревностно удерживать последних в иудаизме, ибо видел в Иисусе избавителя лишь для Израиля. Вопрос об иудаизме должен был быть в центре проповеди Петра. К тому же только иудаизм предоставлял моральное право Иерусалимской общине через причастность Храму олицетворять собою церковь Христа. В противном случае квазипрозелиты перешли бы на сторону Павла, не нуждавшегося в Храме и отвергавшего иудаизм. Так или иначе, но мирное сосуществование Иерусалимской церкви с Иерусалимским храмом и синагогой говорит об очень многом.

В этой связи церковный миф о будто бы допущенных Петром послаблениях для язычников в части кошерной пищи и других еврейских правил (которые он якобы разрешил им не соблюдать) необходимо рассматривать с точки зрения общего отношения иудаизма к вопросу о послаблениях для неевреев. «Деяния апостолов» показывают, что Петр в этом вопросе как бы осознал правоту Павла, однако это представляется сомнительным, ибо нельзя одновременно оставаться «апостолом обрезания», т.е. апологетом Спасения од-



212
Последователи Иисуса Христа и христианство

ного только Израиля (см. Деян 1.6, Второ-Исайю и т.п.), и допускать несоблюдение центральных положений Торы. В отличие от фарисеев, не особо стремившихся обрезать новообращенных (С.Я.Лурье), Петр мог оказаться даже более радикальным поборником Завета с Йахве. Видя, как квазипрозелиты легко уходят за Павлом, Петр мог этому противопоставить только болезненное обрезание и разрыв прозелитом всех внешних связей с языческим миром, после чего возврат в него становился намного проблематичнее.

Но в любом случае, с «обрезанием» или «без обрезания», борьба Петра с Павлом представляла собою именно защиту Ветхого Завета от посягательств эллинизатора Павла. Как писал Гарнак, «они (иудействующие христиане) спорили между собой о следующих пунктах:

1) Составляет ли соблюдение (ветхозаветного) Закона единственное решающее условие или лишь одно из многих для достижения мессианского спасения?

2) Следует ли требовать его (соблюдения Закона) от христиан, рожденных язычниками?

3) Дозволительно ли общение и в какой именно мере с христианами из язычников, не соблюдающими Закон?

4) Кем считать ап. Павла: избранным ли служителем Христа или богомерзким самозванцем?..» 1. А.Донини отмечает характерную особенность несовпадений новозаветных текстов, существовавших в Восточной и Западной церквах. «Борьба против Павла, – пишет Донини, – продолжалась в течение всего второго столетия. Почти все писания, возникшие в Малой Азии, такие, как послания Варнавы и Игнатия или мартиролог Поликарпа, следовали его (Павла) учению. Те же, что происходили с "римского запада" (как, например, послания Климента или авторы "Пастыря" Гермы), (напротив. – А.В.) отражают иные умонастроения» 2; Павел в отношении апостолов, «в том смысле, который этот термин приобрел в общехристианском масштабе к этому времени (прерогативы на главенство)... – таких людей (т.е. Петра, Иакова и Иоанна. – А.В.) Павел не без иронии называет "столпами" иерусалимской церкви» 3.

Рассеяние (диаспора) в глазах Петра должно было выглядеть естественным бастионом «Святаго Израиля» против враждебного


[1] Гарнак А. История догматов // Сб.: Раннее христианство. В двух томах. Т.2. М., 2001. С.136-137.
[2] Донини А. У истоков христианства. М., 1989. С.108.
[3] Там же. С.96.


213
Последователи Иисуса Христа и христианство

нееврейского окружения; евреи диаспоры, как и прочие евреи, были тем драгоценным семенем, которое, согласно йахвистской концепции, некогда посеял Йахве для провиденциальной миссии. Как пишет Джеймс Д.Данн, палестинские христиане

"считали себя венцом иудаизма... Помыслы первых христиан по-прежнему ограничивались пределами Израиля... По-видимому, первоначальная община (здесь – Иерусалимская община. – А.В.) никоим образом не считала себя новой, отличной от иудаизма религией. Её члены не ощущали разницы между собой и ближними иудеями. Они просто рассматривали себя как исполнение иудаизма, начало эсхатологического Израиля"
1.

Павел, уводя эллинов из-под сени синагоги, обострял отношения с раввинами и разрушал идиллию мирного сосуществования Иерусалимской христианской общины с языческим миром, не говоря уже о «ереси» Павла – низвержении йахвизма 2. Тем самым в глазах Петра и его единомышленников, Павел был не просто вольнодумцем, но настоящим святотатцем, подрывавшим жизненные и вероучительные основы «избранного народа».

Говоря о различии в вероучительных основах Петра и Павла и об их разном отношении ко Христу, необходимо отметить, что вера-знание Павла была основана не на человеке-Иисусе, жившем в некое конкретное время и ставшим национальным героем или даже Мессией для иудействующих христиан, а на явившемся ему в Откровении Вселенском Христе. Павел недвусмысленно писал об этом: "Потому отныне мы никого не знаем по плоти; если же и знали Христа по плоти, то ныне уже не знаем" (2 Кор 5.16).

"Итак, если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога" (Кол 3.1).

"И уже не я живу, но живет во мне Христос" (Гал 2.20).

Но для иудействующих, в том числе и для Петра, Иисус Христос был прежде всего евреем, явившимся для евреев. Невозможно представить, чтобы Петр и его единомышленники уверовали бы в Иисуса-Мессию, родись он греком или египтянином. Воспитанные в йахвистской традиции, они готовы были разрешить поклоняться «своему Спасителю» и инородцам, но сами в Спасителя-нееврея никогда бы не поверили. Но даже столь высоко чтя своего соотече-


[1] Данн Д.Д. Единство и многообразие в Новом Завете: исследование природы первоначального христианства / Пер. с англ. М., ББИ, 1999. С.269-270.
[2] О понятии йахвизм см. сноску на с.131.


214
Последователи Иисуса Христа и христианство

ственника, ни один еврей никогда не посягнул бы заявить, как это фактически сделали отцы церкви, что Вселенский Бог по национальности является евреем. Христианин-еврей Вселенским Всевышним почитал не Иисуса, рожденного земной женщиной, а, согласно Библии, Творца мироздания, национального Йахве. Позднюю парадоксальную идею, посредством которой отцам церкви удалось соединить Бога Библии, Сына Марии и Святого Духа в Единого Бога, евреи никогда не признавали 1.

Если Павел переживал мистические встречи со Светом Христа, то он безусловно учил именно о таком, т.е. о горнем Христе, даже если и знал нечто о существовании много лет назад исторического Иисуса. Духовный Христос проповеди Павла позволял человеку надеяться обрести Горний Свет уже сегодня, тогда как вера иудействующих христиан в грядущее Спасение для сегодня оставляла очень мало. В сегодняшнем дне у иудействующих христиан был только грозный и мстительный демиург - Йахве.

Апостолу Павлу горний Христос был явлен в Откровении как наличная данность, как реальность. Это объясняет, почему, по Павлу, важнее всего обретение внутреннего Христа, спасение сегодня, а не умозрение о том, каким был Иисус Христос как человек, или о том, каким будет Его грядущий приход. Для прочих же христиан, не имевших такого опыта непосредственно духовного общения со Христом, объект их веры пребывал исключительно в прошлом, обрастая со временем самыми невероятными небылицами. Даже согласно «Деяниям» Павел получил свою «преемственность» не от Петра и не от других «апостолов», чуждых ему духовно, и не в Иерусалиме, а где-то по пути в Дамаск. Как ученик Гамалиила, он еще лучше, чем Петр, понимал истинную суть фарисейского ветхозаветного учения, поэтому его страстное стремление обращать язычников в христианство Христа свидетельствует о полном разрыве с иудаизмом и иудействующим христианством, о полном отвержении вместе с ветхозаветным Писанием и его обеих «начинок» («для себя» и «для других»). Павел называет свое еврейское происхождение тщетою: «что для меня было преимуществом, то ради Христа я почел тщетою» (Фил 3.7). Но разве что-либо подобное мог сказать кто-нибудь из членов Иерусалимской общины - апологетов ветхозаветного «избранничества»?

О неприемлемости иудейского Закона Павел писал:


[1] См.: Владимиров А. Кумран и Христос. М., 2002. С.576.


215
Последователи Иисуса Христа и христианство

"Однако же, узнав, что человек оправдывается не делами [ветхозаветного] закона, а только верою в Иисуса Христа, и мы уверовали во Христа Иисуса, чтобы оправдаться верою во Христа, а не [плотскими] делами закона; ибо делами закона не оправдается никакая плоть.

Если же, ища оправдания во Христе (т.е. отказавшись от Ветхого Завета), мы и сами оказались грешниками (как обвиняют нас в этом лжеапостолы), то неужели Христос есть служитель греха? Никак.

Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога. Я сораспялся Христу... Не отвергаю благодати Божией; а если [ветхозаветным] законом оправдание, то Христос напрасно умер" (Гал 2.16-21).

"Вот, я, Павел, говорю вам: если вы обрезываетесь, не будет вам никакой пользы от Христа...

Вы, оправдывающие себя [ветхозаветным] законом, остались без Христа, отпали от благодати, а мы духом (а не законом) ожидаем и надеемся праведности от веры. Ибо во Христе Иисусе не имеет силы ни обрезание, ни необрезание, но вера, действующая любовью...

Я говорю: поступайте по духу (а не по ветхозаветному закону), и вы не будете исполнять вожделений плоти, ибо плоть желает противного духу, а дух – противного плоти... Если же вы духом водитесь, то вы не под [ветхозаветным] законом.

Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство (и пр. Для таковых нужен ветхозаветный закон)... Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание. На таковых нет [ветхозаветного] закона" (Гал 5.2-23).

Если для Павла несение в мир идей христианства означало абсолютную безусловность, то для Петра, напротив, проповедь Нового Завета была обусловлена йахвистским ожиданием национального обетования. Широкое вынесение идей Нового Завета к язычникам, с точки зрения Петра, превращало «избранность» в «обыденность», а разрушение рамок «особенности» между неевреями и евреями грозило растворить в народах наследников семени Авраама как «избранный народ». Израиль же Библией назван народом вечным 1. Те. тогда не сбылось бы обещание Йахве, данное Аврааму, о наследовании бесчисленными потомками Авраама мира, о господствовании иудеев над царями народов 2. Исчезновение евреев среди неев-


[1] Быт. 17:8; Быт. 17:19; 1 Пар. 17:22; Есф. 4:17; Пс. 88:5; Иез. 16:60; Иоил. 3:20; Ис. 61:7-9; Мал. 3:6.
[2] Дан. 7:27.


216
Последователи Иисуса Христа и христианство

рейских народов влекло бы за собой отрицание самой сути Ветхого, а в представлении Петра – и Нового Заветов.

А.Гарнак причину непримиримости иудействующих к Павлу объяснял следующим образом. Для язычников приобщение к вожделенному царствию Мессии не зависело от соблюдения основных законов Моисея. Еврей же без обрезания и пр. переставал быть евреем. Но как объяснить евреям, что для иных единственное таинство крещения является уже достаточным для вступления в число христиан, а евреям, даже считавшим обрезание излишним для своих детей, тем не менее все заповеди Ветхого Завета обязательны? «Крайние элементы еврейской партии (в христианстве. – А.В.), – замечал Гарнак, – поэтому никогда не могли простить Павлу его победы. С этих пор они преследовали его в течение всей его жизни, и, лишь только он удалялся из своих общин, они пытались водрузить там свое знамя, прибегая при этом к различным средствам: они то поднимали принципиальные вопросы, то осторожно нападали только на самую личность апостола, возбуждая дурные подозрения. Перед их глазами всегда стояла одна цель: сохранить еврейство в новой религии» 1.

При таком доктринальном антагонизме Петр не мог ограничиться просто молчаливым «несогласием» с Павлом, а должен был активно противодействовать позиции Павла. Иногда считают, что «борьба между апостолами шла за полное подчинение всей христианской идеи ветхозаветно-иудейским традициям, поддерживаемым авторитетом Иерусалимской общины» 2. Но, как кажется, Петр сражался не просто за теоретическое доминирование ветхозаветной традиции в христианстве, но – главное – еще и за сохранение йахвистских границ, разделяющих евреев от неевреев, границ, без которых утрачивался весь смысл Ветхозаветного избранничества и возникал риск растворения еврейского народа среди других народов. Для Павла сама эта проблема была «тщетою», для Петра (как и для Иакова и Иоанна) – сутью многовековых чаяний праотцев.


[1] Гарнак А. История догматов // Сб.: Раннее христианство. В двух томах. Т.2. М., 2001. С.229.
[2] Николаев Ю. В поисках Божества. Киев, 1995. (Перепечатка с издания 1913 г.). С.79.

[
Постоянный адрес статьи в интернете http://www.vav.ru/book.php?idbook=1&idpart=2&idchapter=5&idsub=17]