Александр Владимиров. Апостолы.


161
Последователи Иисуса Христа и христианство

Кем были спутники Иисуса

&epo;"Вспоминаю истинную жизнь Христа, какой это был сплошной ужас с момента Его выхода в народ для вручения ему Сокровищ Сердца и Ума. Можно ли было ожидать утончения и справедливого отношения к истинным духовным ценностям среди хотя бы и преданных рыбаков. Одиночество полное".&epc;

Е.И.Рерих 1

Вынесенное в эпиграф утверждение Е.И.Рерих об окружении исторического Иисуса Христа сильно контрастирует с устоявшимся в церкви представлением об апостолах. Согласно распространенной версии, апостолы были единственным и самодостаточным звеном между Спасителем и Церковью (христианством). Например, Иоанн Мейендорф в книге «Византийское богословие» пишет: «Никак невозможно (для Церкви в целом. – А.В.) узнать о Христе и спасении нечто новое, тем более, превосходящее то, что апостолы, по слову одного из них, "слышали, что видели очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни" (1 Ин 1.1)» 2. И хотя, как пишет И.Мейендорф, «развитие» и «рост» в познании Христа приложимы лишь к индивидуальному опыту, но для Церкви в целом Истина, в которой были наставлены преемники апостолов, совершенна и исчерпывающа.

Это весьма парадоксальное заявление, притязающее скорее на идеал, нежели отражающее реальность. Ведь Церковь, собственно, как пишет тот же о. Иоанн, и состоит из «некоторого числа причащающихся, собравшихся вот в этом самом конкретном месте, где грешные мужчины и грешные женщины становятся "народом Божьим"» 3. Получается, что, несмотря на «рост» и «совершенствование» индивидуальных сознаний верующих, Церковь продолжает оставаться в незыблемой полноте Истины, некогда полученной некоторыми её членами. Но это уже попахивает спиритуализмом, вынесением представлений сознания за пределы конкретного обладателя этим сознанием. Странно и то, что для постижения духовного явления, каковым в первую очередь и является Христос, привлекаются в качестве свидетелей органы чувств и человеческий рассудок («что слышали», «что видели»). Насколько известно, ни-


[1] Рерих Е.И. Письма в Америку (1948-1955). Т.3. М., 1996. Письмо от 16.04.48.
[2] Мейендорф И. Византийское богословие: Исторические направления и вероучение. М., 2001. С.27.
[3] Там же. С.21.


162
Последователи Иисуса Христа и христианство

одному святому ни в одной традиции не удалось объяснить, что такое Откровение или личное ощущение Бога. Любой язык или способы мировосприятия являются продуктом или средством, годным лишь для обычной жизни. Всё, что выходит за общепринятые, традиционные рамки, невозможно исчерпывающе передать. Человеку, никогда не любившему, нельзя объяснить, что такое любовь, почему и как она возникает. Слепому невозможно объяснить красоту сверкающей на утреннем солнце росы. Существует громадный пласт человеческого бытия, познаваемый исключительно в личном опыте. То, что человечеству в целом не_что известно, для отдельного индивида будет пустым словом до тех пор, пока он сам это нечто не испытает и не осознает. Мнение Православия о том, что Истина не может уместиться в одной-единственной голове (скажем, в голове Римского папы) и пребывает не только в данной голове, – совершенно справедливо, ибо, по большому счету, Истина и есть Сам Бог. Но каким же образом тогда эта Истина оказалась ограниченной рамками одной-единственной конфессии, а тем более единственной среди многих церквей?

Замечательным, как отмечает протопр. И.Мейендорф, положением Православия является то, что

"язык человеческий... неадекватен вполне самой Истине, да и исчерпать Ее ему не под силу. Следовательно, Писание и власти Церковные не могут считаться единственными «источниками» богословия... Истинный богослов волен выражать свою собственную встречу с Истиной. Таково аутентичное послание, выдерживаемое наиболее явственно и недвусмысленно в византийской «мистической традиции» Максима Исповедника, Симеона Нового Богослова и Григория Паламы"
1.

Прот. Сергий Булгаков настаивал, что

"никогда в Церкви не было догматического определения о том, что не может быть новых догматов и что все они исчерпываются определениями семи Вселенских соборов. Такое глубоко антиисторичное воззрение не может найти себе догматического обоснования. Церковь есть жизнь, творчество, порыв. Закон безостановочного движения имеет здесь силу более, чем где-либо" 2.

[1] Мейендорф И. Византийское богословие: Исторические направления и вероучение. М., 2001. С.30.
[2] Булгаков С.Н. Два града. Исследование о природе общественных идеалов. СПб., 1997. С.12.


163
Последователи Иисуса Христа и христианство

В таком случае Истина как данность – есть запредельная для человечества величина, и для отдельно взятого человека она не находится (в Церкви в целом, у папы или еще где-либо), а есть процесс, личная встреча, сердечное откровение.

Участие иудеев в создании христианской веры и религии, как мы показали, сильно преувеличено. О том, кем в действительности были апостолы Петр, Иаков и Иоанн, если они по евангельской версии жили после исторического Иисуса спустя более чем 150 – 180 лет 1, можно строить какие угодно предположения. Фактом остается то, что если на обученного всем таинствам танаимов апостола Павла в конце концов снизошло Озарение, то ничего подобного о противодействовавших Павлу апостолах Петре, Иакове и Иоанне не сообщается, если не считать историю о нисхождении на них небесного пламени в праздник Пятидесятницы: "...и начали говорить на иных языках... Когда сделался этот шум, собрался народ, и пришел в смятение, ибо каждый слышал их говорящих его наречием... Иные, насмехаясь, говорили: они напились сладкого вина" (Деян 2.4-13). Считается, что сей момент был величайшим в истории Церкви, ибо именно тогда апостолы и прочие присутствовавшие «исполнились Духа Святого» (Деян 2.4). С этого времени, подобно эстафете от одних другим, передавалась христианская преемственность. Но такое толкование указанного эпизода из «Деяний», как, возможно, и сам данный эпизод, вероятнее всего, представляет собой просто выдумку последователей Петра, нуждавшихся в подтверждении особых прав церкви и священноначалия. Ни в одной духовной традиции нет сообщений о коллективном Озарении. Озарение, или Просветление – феномен строго индивидуальный. По мнению ученых, «коллективное многоговорение», описанное в «Деяниях», является, скорее всего, известным науке феноменом – глоссолалией (бессвязным медиумическим говорением). Такое говорение осуждалось даже ап. Павлом:

"Так если и вы языком произносите невразумительные слова, то как узнают, что вы говорите? Вы будете говорить на ветер. Сколько, например, различных слов в мире, и ни одного из них нет без значения" (1 Кор 14.9-10).


[1] В нашем исследовании «Кумран и Христос» представлены доказательства смерти Иисуса Христа ранее 67 г. до н.э.


164
Последователи Иисуса Христа и христианство

И чуть дальше:

"Но в церкви хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов на незнакомом языке" (1 Кор 14.19).

Для обретения Озарения адепту требуются десятилетия упорного ученического труда, причем, как правило, с раннего детства. Для приятия высших духовных вибраций на всех планах человек должен претерпеть длительную трансмутацию (изменение), иначе он сгорит. Те самые спутники Иисуса Христа, называемые сегодня апостолами, были, может быть, самыми лучшими его соотечественниками, но тем не менее они оставались детьми своего времени и окружения. О них очень мало рассказано, а Послания, названные их именами, как утверждают ученые, к историческим Петру, Иоанну, Иуде и Иакову, скорее всего, не имеют отношения. Да и по ним невозможно что-либо определенное сказать об их авторах. Апокалипсис Иоанна Богослова, безусловно, является глубоким каббалистическим трудом. Но как установлено, он во многом представляет компиляцию с «Книги Еноха» и, возможно, других аналогичных сочинений, относящихся ко времени Кумранской общины, т.е. к I – II вв. до н.э. Поистине, для Иисуса Христа его окружение было, как выразилась Е.И.Рерих, «одиночеством полным».

Называя ближайших последователей Иисуса Христа привычным словом апостолы и вкладывая в него традиционный догматический смысл, необходимо все-таки разобраться, что означало собой это слово в то время и насколько исторически допустимо его применять к персонажам «Деяний» и евангелий. Слово апостолы () происходит от распространенного глагола – «отправлять»; в греческом языке это понятие было связано с мореплаванием и особенно с военными экспедициями. Геродот дважды употребляет это слово в значении «посланник» (1.21; 5.38). Ранние христиане использовали его в более широком смысле. Оно не обязательно относилось к ученикам Иисуса. «Апостол» – дословно «вестник», «посол». Поэтому те, которые считали себя вестниками нового учения, именовали себя апостолами (как это делал и Павел). В «Деяниях апостолов» (14.4) апостолами названы Павел и Варнава. В Послании к Римлянам (16.7) Павел причисляет к апостолам также не известных по другим источникам Андроника и Юния. В Послании к Евреям (3.1) Иисус назван апостолом и первосвященником христианского исповедания. Лишь позже апостолами стали называть тех, кто по традиции считался непосредст-



165
Последователи Иисуса Христа и христианство

венными учениками Христа. Употребление этого слова характерно в первую очередь для сочинений Павла и Луки, как предполагаемого автора «Деяний» (для сравнения Мф – 1 раз, Мк – 2, Ин – 1, Деян – 28, послания Павла – 35). Это можно объяснить тем, что Павел и Лука были эллинистами, тогда как иудеохристиане и иудеи вряд ли стали бы использовать специализированный греческий термин. Кроме того, даже согласно «Деяниям», иерусалимские главы, вроде бы сподвигнутые Христом на международную проповедь, около семи лет почему-то ничего не предпринимали, пока не появился неутомимый ап. Павел, упорствующий в принадлежности Христа всему миру. Т.е. для тех, кто сидел в Иерусалиме и даже не считал необходимым проповедовать в иных иудейских городах (ибо центром культа у иудействующих был Иерусалимский храм), – для них термин «апостол», т.е. «передвигающийся», «посланник», был явно неуместен. С учетом значения этого слова в греческом языке применение Павлом этого названия к замкнувшимся в Иерусалиме христианам можно рассматривать как заведомую иронию. В любом случае термин «апостолы» и соответственно его доктринальное значение являются продуктами эллинистической мысли и с членами Иерусалимской общины, ревностными поборниками «избранности» иудеев, они никак не связаны. Между реальными спутниками Иисуса Христа и образами, показанными в евангелиях и «Деяниях», – громадная дистанция. Из ряда апокрифов, например, следует, что одним из самых ближайших учеников Иисуса была Мария Магдалина. Вероятно, весьма значим был и Матфей. Наверняка были и другие. Однако в новозаветном каноническом корпусе их выдающаяся роль оказалась или неотмеченной, или умаленной. Безусловно, Иерусалимская община и другие спутники и последователи Христа, число которых, судя по многолетней проповеди Иисуса, исчислялось сотнями, если не тысячами, стали носителями вести о Христе и его Учении. И всё же все они являлись лишь преддверием христианства-религии, лишь свидетелями явления Христа, так что понадобились многие годы, прежде чем гений Павла высветил для широких масс универсальную суть и общую благость Христова провозвестия.

Думается, Петр, Иаков и Иоанн (исторические современники Павла) сами себя вряд ли называли греческим словом «апостол», а если даже и называли, то совсем не в том смысле, который им навязали впоследствии апологеты церкви, т.е. не в смысле вселенских распространителей благой вести Христа. Невозможно оставаться поборником ветхозаветного изоляционизма и одновременно



166
Последователи Иисуса Христа и христианство

проповедовать Новый Завет всему свету. А.Донини отмечает, что первохристианский «календарь уже не традиционный иудаистский, а тот, о котором шла речь в... рукописях Мертвого моря. Посту отводятся среда и пятница (у кумранитов в среду, пятницу и воскресенье отмечались основные религиозные праздники. – А.В.) , а не понедельник и четверг, "как у лицемеров" 1, вероятно, у фарисеев в других конкурирующих группах... Общая трапеза имеет место "в день Господень" (в воскресенье)» 2. И тем не менее принятые церковью «Деяния апостолов» утверждают, что Петр и др. якобы выступали за доскональное исполнение ветхозаветных заповедей. Всё это очень странно и, скорее всего, является поздним вымыслом. В части ритуала христиане Иерусалима, видимо, отличались от иудейской традиции. Но в духовном осознании Божественного они вряд ли далеко ушли от соплеменников. Надо думать, иерусалимские Петр, Иаков и Иоанн представляли собой либеральную ветвь иудеохристианства, но, как и прочие иудеи, все они были насквозь пропитаны йахвистским духом национальной исключительности, ставшей к тому времени окончательной основой фарисейского иудаизма. Именно поэтому апостол Павел среди них оказался неуместен. Совершенно очевидно, что апологеты церкви, отстаивая «апостольскую преемственность», сделали все возможное, чтобы «примирить» огонь и воду (Павла и Петра), нивелировав в новозаветных текстах все следы их явно непримиримых отношений.


[1] Лицемерами в кумранских свитках названы фарисеи. - А.В.
[2] Донини А. У истоков христианства. М., 1989. С.117.

[
Постоянный адрес статьи в интернете http://www.vav.ru/book.php?idbook=1&idpart=2&idchapter=5&idsub=13]