Александр Владимиров. Апостолы.


46
Апостольские мужи

2. Игнатий Антиохийский

Главы из т.н. «послания Поликарпа
к Филиппийцам», упоминающие Игнатия

IX. Умоляю всех вас повиноваться слову правды и оказывать всякое терпение, как вы видели это своими очами не только в блаженном Игнатии, Зосиме и Руфе, но и в других из нас, и в самом Павле, и прочих апостолах. Будьте уверены, что все они не вотще подвизались, но в вере и правде, и пребывают в подобающем им месте у Господа, с Которым и страдали. Ибо они не нынешний век возлюбили, но Того, Кто за нас умер и для нас был воскрешен Богом.

XIII. Писали мне вы и Игнатий, что, если кто от нас отправится в Сирию, доставил бы он туда и письма от вас. Это я исполню, когда найду благоприятный случай, – или сам, или чрез того, кого отправлю, чтоб он был послом вместе и с вашей стороны. Послания Игнатия, присланные им к нам, и другие, сколько их есть у нас, мы отправили к вам, согласно вашему требованию: они приложены при этом самом послании нашем. Вы можете получить из них великую пользу. Ибо они содержат в себе веру, терпение и всякое назидание в Господе нашем. Что вы узнаете верного о самом Игнатии и его спутниках, – сообщите нам.

Что же рассказывают об Игнатии церковные историки? Ириней еще ничего об Игнатии не знает 1. Иероним в V в. сообщает,


[1] Ириней Лионский не упоминает Игнатия по имени, но, как считается, будто бы цитирует одно место из его послания к Римлянам (Ириней. Против ересей, V.28.4).


47
Апостольские мужи

что Игнатий был, как и Поликарп, учеником ап. Иоанна Богослова и будто бы после смерти Игнатия Поликарп стал главою христиан всей Азии. Откуда всё это взял Иероним? Никому не известно. Налицо поздний вымысел об авторе так называемых «посланий Игнатия». Любопытно, что некие доброхоты присочинили в одном из «посланий» начало легенды, прозрачно намекающей на Иринея Лионского. В письме, будто бы направленном Игнатием Поликарпу (когда Поликарп, кажется, ничего еще не знает об Игнатии 1 ), по ходу дела сообщается о некоем посланце, которого рекомендуется направить для проповеди слова Божьего (аллюзия на единственно известного в церкви «посланца» Поликарпа – Иринея Лионского). Другими словами – грубая поздняя подделка, изобилующая поздней богословской терминологией.

Фрагмент из послания Игнатия Поликарпу

VII. Так как мне (Игнатию) стало известным, что Церковь антиохийская в Сирии, по молитвам вашим, наслаждается миром, то и я, в Божьей беспечальности, стал благодушнее, только бы придти мне к Богу чрез страдание, дабы в воскресении явиться мне вашим учеником. Тебе, богоблаженнейший Поликарп, надобно созвать боголепнейший совет и избрать кого-нибудь особенно вам любезного и усердного человека, который мог бы назваться Божьим послом: ему поручить, чтобы, отправившись в Сирию, он прославил там неослабную любовь вашу к славе Божьей. Христианин не имеет над собою власти; он принадлежит Богу. А это дело Божье и ваше, когда вы исполните его. Ибо я уверен в благодати Божьей, что мы готовы на всякое доброе дело Божье. Посему-то, зная ваше согласие с истиною, я и предложил вам наставление в кратком послании.

Евсевий упоминает семь посланий Игнатия: к Ефесянам, к Магнезийцам, к Траллийцам, к Римлянам, к Филадельфийцам, к Смирнянам и к Поликарпу (ЦИ. III.36.4). Но в рукописном подлиннике это собрание семи посланий до нас не дошло. С другой стороны, достаточно рано в христианском обществе стали распространяться различные коллекции посланий св. Игнатия в бОльшем числе, чем эти семь. Из последующей критической работы над их текстами даже богословы пришли к заключению, что не все выдаваемые за подлинные редакции посланий действительно аутентичны.


[1] Критики отмечают, что у Поликарпа весьма противоречиво говорится об Игнатии (IX.1 и XIII.2). Если в одном случае Поликарп говорит об Игнатии как о мученике, то в другом он просит о нем разъяснений, не зная будто бы о кончине Игнатия (Делафос).


48
Апостольские мужи

Для нас сейчас, собственно, не важно содержание этих посланий, но интересна «связь» между Поликарпом и Игнатием. Можно предположить, что при остром дефиците свидетелей апостольского времени и призрачности образа Поликарпа, при «обнаружении» в III – IV вв. нового героя – Игнатия появилась настоятельная потребность «познакомить» их между собой.

Про Игнатия рассказывается, что он мученически погиб. Вполне возможно, что некий достойный Игнатий действительно пострадал во II веке. Но только письма или фрагменты посланий, написанных будто бы «Игнатием» в нач. II в., никак не могли появиться ранее кон. II, ибо только в конце и даже в начале III в. стала актуальной тема епископства 1. В результате, упоминание Поликарпа в названных письмах выдает себя как заведомая подделка.


[1] В.В.Болотов отмечает значительное несообразие проповедуемой в посланиях Игнатия иерархичности церкви с тем уровнем, который был известен в то время (50 – 107 гг.  – А.В.) и даже 50 лет спустя: «послание Игнатия представляет епископский сан в самых определенных чертах... в чем... видят доказательство более позднего происхождения игнатиевых писем... (Заметна) проходящая всюду (у Игнатия) строгая определенность выражений, твердое разграничение епископа, как одного, от пресвитеров, как подчиненных ему многих. Нигде названия "епископ" и "пресвитер" не употребляются как взаимно заменимые. В этом смысле терминология Игнатия довольно сильно разнится не только от Климента (Римского), но и от позднейших писателей. Например, в послании Поликарпа нигде граница между епископами и пресвитерами не проводится ясно. У Иустина мы знаем лишь о предстоятеле; у Гермы также не находят места, где бы епископ выделялся из круга подчиненных ему пресвитеров. Даже Ириней (Лионский), во время которого различие между епископами и пресвитерами, бесспорно, уже выяснилось, все еще, говоря о временах минувших, употребляет выражения «епископ» и «пресвитер» смешанно...» (Болотов В.В. Собрание церковно-исторических трудов в восьми томах. Т.3. М., 2001, с.480-481). Таким образом, со всей очевидностью получается, что если не все письма, то во всяком случае некоторые их фрагменты, особенно в части установления иерархичности церкви, являются поздними. Психологически потребность в такой подделке объясняется весьма просто. Болотов пишет: «Православному догматическому воззрению всех времен противна мысль, чтобы епископство было учреждением не апостольским, выродилось (породилось.  – А.В.) вследствие разных исторических случайностей» (там же, с.483). И тем не менее это было именно так. Апостолы и древняя церковь (до сер. II в.) никакого епископства не знали. Понятно, что поздние апологеты постарались такое положение исправить.

[
Постоянный адрес статьи в интернете http://www.vav.ru/book.php?idbook=1&idpart=2&idchapter=3&idsub=4]